"RICH & FINE WINE magazine"

Search:

Статьи

Тема :Мода.

Диктатура моды
Диктатура моды
Диктатура моды

Ксения Комкова

Диктатура моды ,могущество стиля, власть тенденций - такие словосочетания давно стали привычными для читателей fashion - изданий. Несмотря на то, что мода, казалось бы, царствует лишь в своем легкомысленном государстве , её влияние на все сферы человеческой жизни всё более ощутимо. Область большой политики здесь не исключение.


Ныне, когда не «винтовка рождает власть», а «имидж в телевизоре», совсем не mauvais ton наблюдать за дорогими костюмами и наручными часами сильных мира сего, обсуждать костюмы первых леди, следить за проникновением большой политики на мировые подиумы - и делать все это не в приватных беседах, а на страницах международных изданий. А разве может быть иначе, когда бывшая топ-модель становится первой леди Франции, а экс-президент СССР снимается в рекламе одного из самых роскошных брендов? Стать законодателем модных тенденций - теперь уже одна из первостепенных целей начинающего политика, потому что нынешний электорат любит не столько сердцем, сколько глазами. Тем более, чем они (т.е. электоральные массы) голосуют, лучше, вообще, молчать…

Так сложилось исторически, что модные и роскошные новинки были доступны лишь монархам и аристократии, а подданным оставалось довольствоваться малым. При этом подражать кому-то или слепо следовать модным тенденциям в Эпоху Возрождения считалось бессмысленным, ведь каждый Человек тогда представлялся уникальным. Все изменилось в годы абсолютизма, когда главным примером подражательства монарху и копирования его стиля являлся двор французского короля Людовика XIV. Придворные кавалеры и дамы не только старались присваивать личные пристрастия короля и его фавориток, но и следовать строгому регламенту, определявшему внешний вид приближенных. Так, Людовик XIV, чья шевелюра катастрофически редела с каждым годом, специальным указом предписал всем придворным носить парики, а вот жюстокор - кафтан длиной до колен - разрешалось надевать только по специальному разрешению короля. Льстивые приближенные Людовика во всем старались копировать поведение уже стареющего монарха: они театрально прихрамывали, носили с собой скляночки с нюхательной солью и жаловались на плохое зрение. Также именно при королевских дворах Франции появились первые «стилисты», создававшие образ королевской семьи с нуля: в частности, Жозефина Богарнэ, супруга Наполеона Бонапарта, пользовалась услугами портного Леруа, не только изобретавшего для нее великолепные туалеты, но и рекомендовавшего те или иные прически и аксессуары.

В XX веке, когда последние проявления аристократически-интеллектуального влияния в сфере моды (каким можно назвать, например, дендизм) растворились в мириадах магазинов готового платья, способность политического лидера соответствовать величию государства стали определять используемые им бренды. Дорого - значит роскошно и со вкусом. Поэтому весь мир, затаив дыхание, пытается угадать, какой марки часы, костюмы, перьевые ручки того или иного президента. Часы здесь - особенно волнующая тема. Так, в десятках газет было указано, что в разное время на запястье экс-президента России Владимира Путина были замечены хронографы «Patek Philippe Perpetual Calendar», «Blancpain Leman Chrono Flyback» и «Breguet Marine». Хотя Владимир Путин невольно ввел в моду вовсе не определенный швейцарский часовой бренд, а скорее одну выразительную деталь своего стиля. Вспомним, как усердно иные высокопоставленные лица принялись несколько лет назад копировать манеру нового политического лидера России носить часы на правом запястье. «Мы такие же, как Он. Мы полностью разделяем Его взгляды и Его политику», - скромно заявляли телезрителям «брегеты», мелькавшие на ответственных совещаниях. «Breguet» вообще пользуется у политиков популярностью: часы этого старейшего бренда есть у Дмитрия Медведева и его супруги Светланы, у президента Франции Николя Саркози, а в свое время им отдавали предпочтение такие исторические фигуры, как Наполеон Бонапарт и сэр Уинстон Черчилль. При этом, например, у премьер-министра Италии Сильвио Берлускони - хронограф марки «Vacheron Constantin» стоимостью 540 000$, а на руке бывшего президента США Джорджа Буша-млад-шего были замечены скромные 50-долларовые часы «Timex».

Костюмы «Brioni» - статусный аналог часов «Breguet» в жизни политической элиты: их в свою пору носили Иосиф Броз Тито и Нельсон Мандела. На сегодняшний день одежда от «Brioni» есть в гардеробе практически любого европейского лидера, популярностью пользуются также бренды «Zilli» и «Francesco Smalto». Среди обувных брендов пальма первенства принадлежит «Artioli» - ботинки с их логотипом любили и экс-президент США Джордж Буш-старший, и убиенный президент Ирака Саддам Хусейн. Впрочем, итальянский обувной мастер Джимми Балдинини рассказывал нам, что Владимир Путин и его друг Сильвио Берлускони носят ботинки его фирмы «Baldinini»…

При этом считается, что начинающие политики выбирают для себя костюмы «Hugo Boss», несмотря на неоднозначную историю марки. Как известно, герр Хуго Босс, глава компании по производству формы для полицейских и почтальонов, будучи членом Национал-социалистической немецкой рабочей партии, с 1933 года обеспечивал войска СС униформой, дизайн которой был разработан оберфюрером Карлом Дибичем и художником Вальтером Хеком. В 1997 году руководство «Hugo Boss» публично признали этот факт, оправдываясь тем, что в 1930-е годы большинство немцев разделяли взгляды «партии власти» и тяготели к униформе в принципе. После Второй мировой войны, когда предприятие лишилось крупных государственных заказов, компании «Hugo Boss» удалось быстро сменить направление деятельности и заняться производством мужской готовой одежды, ставшей теперь популярной у молодых политиков и начинающих бизнесменов.












В продолжение «немецкой» темы, отметим, что самым, пожалуй, экстравагантным модником среди политиков был Герман Геринг. Немецкий ас Ханс-Ульрих Рудель (Hans-Ulrich Rudel) дважды видел главу Люфтваффе в диковинных образах: Геринг упражнялся в стрельбе из лука в средневековом охотничьем костюме, а дома носил домотканую тогу с золотой пряжкой и держал в руке курительную трубку невероятного размера. Итальянский министр иностранных дел граф Галеаццо Чиано вспоминал, что однажды видел Геринга в роскошной шубе - тот был похож на «великосветскую содержанку в оперном театре».

Все же, несмотря на интерес прессы и публики к внешнему виду глав государств, гораздо больше уколов и лести звучит в адрес их спутниц. Во-первых, дамский костюм менее консервативен и более подвержен влияниям моды, а во-вторых, содержание деятельности первой леди уходит на второй план, уступая место стилю и вкусу. Так, в статье британского издания «Daily Telegraph» автор упрекнул PR-менеджеров Мишель Обамы в том, что те способствуют большей шумихе в прессе касательно костюмов и внешнего вида первой афроамериканской леди США, нежели ее поступков. Например, Мишель Обама стала второй супругой президента США, удостоившейся чести попасть на обложку «политизированного» американского «Vogue» (первой была Хилари Клинтон). Во многом хвалебные речи в адрес Обамы основаны на выборе её продвинутых стилистов, задачей которых в эпоху экономической нестабильности становится сочетание дорогих и дешевых вещей. Чего нельзя сказать, например, о Карле Бруни, бывшей модели, а теперь новой супруге президента Франции, чей гардероб большей частью состоит из костюмов «Christian Dior». Многие усматривают здесь дипломатический ход: один из крупнейших французских Домов возглавляет уроженец Гибралтара и «британец» по образованию Джон Гальяно. Всегда забавно наблюдать за тем, как меняется стиль первой леди, когда она перестает ею быть. Жаклин Кеннеди - по сей день идеал спутницы президента - превратившись в «Джеки О.», с удовольствием стала носить «цыганские» юбки и массивные украшения, доставляя радость новым образом старому Аристотелю Онассису. А принцесса Диана, по мнению самого Карла Лагерфельда, была особенно хороша в белоснежных рубашках и голубых джинсах, но вовсе не в твидовых костюмах «Chanel».

Не секрет, что увлечения первого лица государства часто разделяют граждане, сами стремящиеся к синекурам власти. Интерес к дзюдо и горнолыжному спорту вошел в моду благодаря Владимиру Путину, хотя за пару лет до этого многие еще были готовы играть в теннис с Борисом Ельциным. То же самое происходит с модой на одежду для отдыха или неформальных встреч, являющейся важным элементом гардероба политического лидера. Критики утверждали всплеск всеобщего интереса к «аляскам» после того, как Владимир Путин стал появляться в таких куртках на телеэкране, собираясь в очередную «экспедицию» в какой-нибудь отдаленный уголок России. Аналог президентской куртки смогли раздобыть и избалованные олигархи, и завсегдатаи вещевых рынков. Новый президент России Дмитрий Медведев избрал для себя более утонченный стиль (не зря политтехнологами культивируется его образ мальчика из семьи питерских интеллигентов): короткие кожаные куртки, водолазки или свитеры с горлом - его облику, по словам западных журналистов, присущ некоторый налет дендизма.

При этом Дмитрию Анатольевичу не удалось избежать скандала: ряд интернет-изданий в ноябре 2007 года опубликовали сообщение о том, что президент в ходе поездки в Красноярск приобрел меховое пальто из белька стоимостью 500 000 рублей. Лишь спустя несколько месяцев пресс-служба Кремля опровергла данную информацию, ведь такая покупка могла негативно отразиться на международном имидже второго Президента России: использование меха белька запрещено во всем мире кроме нашей державы. В официальном сообщении говорилось, что президент Медведев «уже дал Минприроды поручение разработать проект федерального закона, который бы защитил бельков от варварского уничтожения». Поскольку публикация опровержения несколько запоздала, к тому времени местные сибирские олигархи и тамошние политики уже скупили почти весь запас таких шубок, желая и в этом подражать нашему президенту.

Многие политические лидеры Востока предпочитают не носить европейский костюм и даже на официальные встречи приходят в национальных одеждах, тем самым подчеркивая уважение к традициям своей страны и независимое положение своего государства. Костюм-френч Мао и брахманский жакет Неру, благодаря всеобщей моде на минимализм, давно проникли в коллекции европейских дизайнеров, хотя популярность этой одежде больше принесла политическая деятельность лидеров Китая и Индии (Мао Цзэдуна и Джавахарлала Неру, соответственно), направленная на освобождение Востока от влияния Запада. Жакет Неру вошел в моду в конце 1960-х годов, в эпоху «модов», этому способствовали, в частности, вкусы «Beatles». Позже в шпионских лентах такой жакет становится знаковым атрибутом образа отрицательного героя, - например, в картинах о Джеймсе Бонде и Остине Пауэрсе. Милитаризированный костюм Мао и сейчас популярен среди китайской молодежи, работающей на Западе: отвергая типичный образ «белого воротничка», они тем самым подчеркивают свою принадлежность к миру иных культурных традиций.

Среди современных политических законодателей мод Востока особое внимание стоит уделить президенту Афганистана: с легкой руки Хамида Карзая мусульмане всего мира вновь стали носить шапки из каракуля своеобразного покроя. Миучча Прада в 2004 году представила женскую коллекцию, одним из основных элементов которой были такие головные уборы - и тем самым в мире моды был спровоцирован настоящий каракулевый бум.

У других политических лидеров Востока есть поклонники, готовые выложить кругленькую сумму за предмет, принадлежавший их кумиру. Так, например, гражданин ОАЭ Фархан Фараидуни в 2007 году приобрел на аукционе рубашку, принадлежавшую правителю Дубая Мохаммедубин Рашидуаль-Мактуму. Тем самым покупатель продемонстрировал восхищение перед стилем и прогрессивными взглядами шейха. Мохаммеда бин Рашидааль-Мактума уважают на Западе не только за его дальновидность - его увлечения, среди которых конный спорт (дань восточным традициям) и гонки «Формула 1» по душе многим европейцам и американцам. Кстати, именно при нынешнем правителе Дубая в 2006 году была основана и «Dubai Fashion Week» - неделя моды, участвовать в которой не гнушаются самые влиятельные мировые бренды.

Армии стилистов, работающих на президентов и их супруг, сметенные с прилавков магазинов хронографы, увиденные на запястье главы государства, традиционный интерес европейцев к экзотизму, подкрепленный оригинальными образами политических лидеров Востока, - весь этот союз моды и политики не был бы полон без одного факта, который наиболее ярко за последние годы продемонстрировал взаимозависимость двух сфер власти. В июле 2007 года был запущен новый рекламный проект «Louis Vuitton», для которого одна из самых востребованных fashion-фотографов Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) сняла фотосессию с Михаилом Горбачевым. Экс-президент СССР едет в лимузине, на заднем фоне видна ещё не разрушенная берлинская стена, а в глубине расстегнутой дорожной сумки с логотипом «LV» - журнал со злободневной статьей об убийстве Александра Литвиненко. Причем, по словам представителей концерна «LVMH», это было чисто случайным совпадением… Но для читателей глянца не это главное: какой же властью должен обладать один бренд, в частности, да и вся мода в целом, чтобы решиться на провокационную публикацию такой рекламы?







Так что, одевая утром часы на правую руку , подумайте о том , что есть «власть моды» или может уже пора говорить о «моде власти»..



предыдущая новость   краткий список новостей   следующая новость   
Другие новости по теме :

   ДИЗАЙНЕР «НОВОЙ ВОЛНЫ» ПАМЯТИ ТЕДА ЛАПИДУСА 1929 - 2008  

  Все права защищены / all rights reserved Для размещения информации: info@rich-style.com
По вопросам рекламы: head@rich-style.com За содержание предоставленных материалов администрация проекта ответственности не несет.
Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции.
У тебя Cayenne - форекс для Тебя.
скачать скайп бесплатно на русском языке